"Газета "Богатей"
Официальный сайт

№ 3 (832) от 24.03.2021 (Полная PDF-версия номера)

История становления и уничтожения демократии в Саратове

Митинг в Саратове 11 февраля 1989 года

Идея написать эту статью пришла после посещения Музея парламентаризма Саратовской городской думы (История становления и развития местного самоуправления в городе Саратове). В ряду исторических событий, отраженных в экспозиции музея, «белым пятном» выглядит период, связанный с обновленным на принципах демократии Саратовским городским Советом народных депутатов (1990 – 1993 гг.). С ликвидацией Советов по всей стране после контрреволюционного переворота в октябре 1993 года закончилась эпоха демократических преобразований, и Россия встала на путь, приведший ее к сегодняшнему силовому диктаторскому путинскому режиму.

Досадный пробел в экспозиции Музея парламентаризма, касающийся истории создания и разгона первого и последнего демократического органа народовластия, подтверждается текстом, опубликованным на сайте Саратовской городской думы (История местного самоуправления в городе Саратове: http://www.saratovduma.ru/history/).

Отметив как факт, что «На первой сессии Саратовского городского Совета народных депутатов 21 созыва 29 апреля 1990 г. был образован Городской Совет народных депутатов как постоянно действующий орган», и в тексте статьи, и в самом музее авторы экспозиции никак не отразили бурный период становления демократического самоуправления в Саратове в начале 90-х годов, а сразу перешли к событиям, последовавшим после уничтожения народовластия в октябре 1993 года.

В тексте статьи это выглядит так: «22 декабря 1996 года саратовцы реализовали гарантированное Конституцией РФ право на самоуправление. Они приняли на референдуме Устав города и выбрали депутатов городской Думы, получив возможность участия в определении путей социально-экономического развития Саратова, возможность влиять и непосредственно, и через своих представителей в Думе на действия власти, на принятие решений по жизненно важным вопросам».

Хроника событий 1985 – 1994 гг.

Саратовская область никогда не отличалась высокой активностью населения. С начала Перестройки и вплоть до 1990 года здесь не отмечалось массовых организованных акций, если не считать единственного предвыборного митинга в феврале 1989 года. Население реально не было заинтересовано в проведении таких акций, а власти весьма жестко реагировали на любые попытки организовать «массовые мероприятия» – будь то забастовка или демонстрация (не считая, разумеется, ноябрьских и первомайских шествий). Опыт единственного митинга 1989 года лишь подтвердил это – население проявило довольно низкий и весьма испуганный интерес к происходившему, наиболее активные участники акции либо были задержаны на месте, либо в дальнейшем подвергались административному преследованию вплоть до непродолжительного заключения. Все это происходило на фоне заметно более высокой активности населения в прилегающих регионах, прежде всего – Волгоградской и Самарской областей. В среде политических «неформалов» того времени весьма традиционным стало именование Саратова «заповедником Застоя».

1985 – 1990 гг.

В начале Перестройки (с 1985 года) существовал традиционный канал –профсоюзные собрания, особенно отчетно-выборные или посвященные перезаключению коллективных договоров. На таких собраниях «работяги» ругали начальство и добивались справедливости в распределении квартир, путевок и т.д. В годы перестройки активность и конфликтность таких собраний резко выросла, стало привычным делом выдвижение на них ультимативных требований к начальству. Порой, добиваясь своего, «протестанты» применяли дополнительные меры давления – например, отказывались разойтись, угрожали голодовкой и т.д.

Летом 1986 г. на заводе ГПЗ-3 в рамках школы комсомольской учёбы возник политический дискуссионный клуб «Диалог». При Кировском РК ВЛКСМ сформировался политический клуб «Марксист», в своей идеологической работе вышедший за официальные идеологические рамки.

Весной 1987 г. оформился политический клуб «Семидесятая весна». И «Диалог», и «Семидесятая весна» являлись политическими организациями, возникшими в рамках идеологической перестройки, активисты которых были либо членами КПСС, либо комсомольскими работниками.

Весной 1988 г. заявила о своём возникновении инициативная группа Народного фронта (А.Д. Никитин), сформировалась инициативная группа «Мемориала» (Ю.Л. Чернышов), возник литературный клуб «Калина красная» (А.Г. Свешников). Указанные группы, «Семидесятая весна», литературное объединение «Контрапункт» в апреле 1988 г. объявили о создании Совета представителей общественных клубов (СПОК) и Саратовского бюро информационного обмена (СБИО). Организации выпускали бюллетени, получившие названия «Сфера», «Семидесятая весна», «Калина красная», машинописные издания – «Выбор» и «Голос памяти».

В 1988 г. выходили «Ведомости саратовского «Мемориала» и общественно-политический журнал «Контрапункт». В мае того же года было объявлено о создании в Саратове партии «Демократический союз», приступившей к изданию собственного печатного органа «Демократ», а в 1989 г. – общественно-политического журнала «Алфавит».

В 1988 г. в области насчитывалось более двух тысяч самодеятельных объединений, из которых 290 являлись партклубами. Оформился Совет представителей общественных клубов. Большинство участников клубов углублённо изучало марксистско-ленинскую идеологию. Развитие гласности подталкивало к переходу на антисоветские позиции, активной критике коммунистической идеологии. Радикально антикоммунистическую позицию занял «Демократический союз», организатор которого – А. Деревянкин – находился под пристальным вниманием органов госбезопасности. Запрещались конференции и собрания клубов «Мемориал» и «Контрапункт».

Первая акция этого периода, которую ее организаторы сами определяли как «забастовку», состоялась, по всей видимости, в августе 1990 года на одной из саратовских станций техобслуживания как итог конфликта между руководством станции и ее профсоюзным лидером – последнего попытались уволить из-за создаваемого им беспокойства – и столкнулись с противодействием коллектива. Насколько известно, акция закончилась успехом.

28 января 1989 года инициативная группа из 4-х человек: член Союза писателей СССР В.П. Кондрашов, юрист А.Д. Никитин, инженер-химик Л.С. Цыганкова и инженер В.С. Коркин подали заявку в Ленинский райисполком на проведение предвыборного агитационного митинга 11 февраля 1989 года на площади у ДК «Россия». Цель: 1. Формирование экологического наказа избирателей будущему народному депутату СССР. 2. Агитация против кандидата в депутаты СССР Г.А. Умнова (директора Тантала).

Заявленный митинг прошел в феврале 1989 года у стен ДК «Россия», собравший не более сотни человек, из которых наверняка добрая треть не спала потом ночами, пугливо вслушиваясь в шаги на лестничной клетке.

В это же время на базе движения «Демократическая Россия» был создан Клуб избирателей (В.Н. Давыдов, В.Н. Южаков)

11 февраля 1989 г. на улицы Саратова вышло от 10 до 15 тыс. человек под лозунгами «КПСС – дай порулить!», «Обком – в отставку!», «Долой КГБ!». Площадь у Дворца культуры «Россия» была забита десятками большегрузных машин, у которых включили двигатели во время выступлений организаторов митинга и приглашённых. Милиция потребовала от собравшихся разойтись, объявив митинг незаконным, так как на его проведение районные власти не дали официальное разрешение. Через полчаса митинг завершился. Инициаторов мероприятия позже привлекли к административной ответственности за нарушение правопорядка. Беспредел властей, спецслужб и милицейских чиновников во время фактического разгона митинга получил большой общественный резонанс не только в регионе, но и в стране.

Начавшийся демонтаж монополии компартии на власть вызвал на территории области, в крупных городах обострение политические борьбы. Как писали газеты, «1990 год был отмечен невиданным всплеском политической активности саратовцев. В городе проходили митинги, шествия, пикетирования административных зданий…».

Особое место среди массовых общественных областных организаций и институтов принадлежало Федерации профсоюзных организаций Саратовской области, в центре внимая которой находились социальные вопросы, проблемы охраны труда, организация досуга и быта трудящихся. Длительное время областную организацию профсоюзов возглавлял Е.С. Рогожин.

Численность областных профсоюзных организаций была довольно высокой. В конце 1989 г. в областную профсоюзную организацию входили 147 горкомов и райкомов профсоюзов, 43976 профгрупп, 7656 цеховых профбюро, 7601 первичная профсоюзная организация.

В 1989 г. в области создаётся совет председателей профкомов профсоюза машиностроения и приборостроения, в который вошли семь профсоюзных организаций. Председателем совета был избран Н.Л. Касымов – председатель профкома станкостроительного завода.

В 1990 г. была образована Федерация профсоюзных организаций Саратовской области, которая к середине 1991 г. объединяла в своих рядах более 1 млн. 300 тыс. человек.

При советской власти профсоюзы, по словам Е.С. Рогожина, работали в условиях «юридического благоприятствования». С развитием рыночных отношений правовая база деятельности профсоюзов уменьшалась как шагреневая кожа. Остановить этот процесс могли только хорошо сплочённые и крепкие профсоюзы.

Профсоюзные лидеры, профкомы пытались «на марше» перестроить свою работу, которая отвечала бы духу времени, демократическим преобразованиям, происходившим в обществе. В первую очередь Совет Федерации профсоюзных организаций Саратовской области отказался от мелочной опеки своих членских организаций, всевозможных контрольных проверок.

В феврале 1990 г. демократическое движение консолидировалось под лозунгами недоверия обкому партии, лишения партийных организаций властных полномочий. В 1990 г. возникают первые независимые газеты общедемократической направленности – «Саратовский листок», «Местное время», «Конкурент».

В ходе предвыборной кампании недовольство демократически настроенных граждан вызвала организация выборов в Советы на безальтернативной основе. 11, 18 и 25 февраля 1990 г. на митингах в Саратове прозвучали требования бойкотировать выборы в те Советы, где были зарегистрированы безальтернативные кандидаты.

С 11 по 25 февраля 1990 г. в областном центре, Энгельсе, Балаково прошли несанкционированные митинги, демонстрации, которые свидетельствовали о сформировавшемся в области оппозиционном движении.

Митинг 11 февраля 1990 года на Театральной площади – встреча с кандидатами в депутаты горсовета. Митинг прошел у филармонии.

После митинга 11 февраля, из-за жесткого противодействия властей переросшего в многотысячную демонстрацию в центре города (милицией был блокирован доступ на объявлявшуюся «демократами» как место митинга площадь Революции), обком КПСС 18 и 25 февраля организовал контрмитинги, на которых из сельских районов автобусами подвозили участников. При этом митинги и контрмитинги проводились на одной и той же площади Революции. И если на митингах «демократов» требовали отставки обкома, то на контрмитингах – принятия мер против «смутьянов» и «горлопанов».

4 и 18 марта 1990 г. в Саратовской области впервые состоялись всеобщие, прямые и тайные выборы народных депутатов РСФСР и местных Советов, на которых граждане получили возможность альтернативного выдвижения кандидатов в депутаты. Это был важный этап в развитии местного самоуправления и демократизации общественно-политической жизни региона.

В обновлённых Советах было представлены многие социальные слои и группы населения Саратовской области. Среди избранных 29,3% являлись представителями рабочих и колхозников, 12,4% депутатов представляли женщины. Впервые народными депутатами областного Совета стали 180 человек, которые составили 80% депутатов.

На I-й сессии сформированного в марте 1990 года Саратовского городского Совета народных депутатов как постоянно действующего органа власти, был утверждён его временный регламент работы, согласно которому городской Совет принимал решения и обеспечивал их исполнение в пределах полномочий, предоставленных ему Законом СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства СССР» и другими законодательными актами СССР и РСФСР. После бурных дебатов и досрочного закрытия майской сессии городской Совет народных депутатов оказался расколотым. Попытки возобновить сессию оказались безуспешными.

Весной 1990 года в Саратове имела место первая политическая голодовка, объявленная активистами образовавшегося после первого митинга радикально-демократического «Комитета 11 февраля». Акция осталась проигнорированной обкомом КПСС и подконтрольными ему СМИ. Голодовка, не получив общественного резонанса, завершилась без успеха.

1 мая 1990 года попытка проведения «альтернативной первомайской демонстрации» (колонна неформалов шла от СГУ) была пресечена посредством разгона колонны. Была драка с курсантами училища МВД. До площади колонна не дошла, но пошла окружным путем к Набережной, где состоялся митинг. Это не ликвидировало митинговую активность, но резко снизило число участников.

5 августа 1990 года. Митинг общественности на ипподроме. Председатель горсовета В.Г. Головачев говорит о требовании от первого секретаря обкома КПСС К.П. Муренина уйти в отставку и о своем решении оставить должность первого секретаря горкома партии.

19 августа 1990 г. народные депутаты Саратовского городского Совета, стоявшие на антикоммунистических позициях, провели на площади Революции несанкционированный митинг, в котором приняли участие около 300 человек. Демонстранты призывали к отставке областного правительства и обкома партии, проведению забастовок и созданию гражданских комитетов, требовали отказаться от марксизма-ленинизма как государственной идеологии.

6 октября 1990 г. в Саратове состоялось учредительное собрание Демократической партии России (ДПР), избравшее руководящий состав регионального отделения из восьми человек. Активную роль в образовании областной организации ДПР сыграли А.П. Зацепилин, В.В. Рейхель, А.В. Климов. Низовые организации партии формировались по территориально-производственному принципу. Ячейки ДПР были образованы на заводе «Сардизель», приборомеханическом заводе. Отделения ДПР сформировались в Балашове, Балаково, Энгельсе, Марксе и других городах, достигнув общей численности 200 человек.

Примерно 50-60 человек входило в состав Саратовского отделения Социал-демократической партии России (СДПР). Организаторами СДПР на областном уровне выступили Ю.Л. Чернышов, А.В. Дидевич, А.Д. Никитин. Кроме Саратова, немногочисленные организации СДПР функционировали в Ртищево, рабочем посёлке Степное, Духовницком. Приём в партию осуществлялся индивидуально на основании заявления, с последующей выдачей партбилета республиканского образца. В Саратове социал-демократы наладили выпуск малоформатной газеты «Сфера» под редакцией В.М. Горбачёва. Саратовские социал-демократы проводили политическую работу по территориальному принципу, уделяя особое внимание работе в клубах избирателей, участию в митингах, распространению листовок антикоммунистической направленности и др.

Примерно 100 человек (по другим данным – 130 человек), несколько коллективов входило в городской партклуб «Демократическая платформа (вне КПСС)», сопредседателями которого являлись В.П. Санатин, Е. Сергун, Б.П. Безручко. Лидеры «Демократической платформы» опирались на научно-техническую интеллигенцию НИИ и КБ, рассматривая её основной социальной базой Демплатформы. Политическое формирование получило поддержку на производственных объединениях «Контакт», «Тантал», им. С. Орджоникидзе, ГПЗ-3, заводе «Знамя Труда». Организаторы «Демократической платформы» проводили активную работу в Институте «Саратовгражданпроект», ЦНИИА, филиале Института радиотехники и электроники, политехническом институте. Как отмечалось в документах тех лет: «Главная цель «ДП» расколоть КПСС, добиться раздела её имущества».

В последующем на базе Саратовского отделения «Демократической платформы» была образована Саратовская организация Республиканской партии России, в которую входило около 50 человек.

На грани политики и экономики находилась проведенная на рубеже октября-ноября голодовка студентов бывшей Высшей партийной школы, после августовских событий закрытой. Группа студентов, проникнув в здание ВПШ и сняв печати с дверей, заняла ряд помещений и объявила бессрочную голодовку в защиту своего права на образование. Они требовали дать им возможность завершить начатое обучение, для чего следовало восстановить ВПШ, но в качестве не партийного, а государственного вуза. Акция явно режиссировалась преподавателями ВПШ, постоянно находившимися рядом с голодающими. Как стало ясно, выбор времени для мероприятия не был случаен – именно в это время в Центре рассматривался вопрос о бывших учебных и научных учреждениях КПСС, и голодовка служила инструментом давления не столько на саратовское, сколько на российское руководство. С протестующими вели переговоры (безуспешные) депутаты городского и областного Советов. Акция была прекращена после того, как депутат горсовета демократ В.М. Горбачев объявил голодовку протеста против захвата национализированного здания.

В конце 1990 года на главной площади города появился постоянный пикет, получивший название «Палатка свободы», который был организован дээсовцем Евгением Корольковым. Поводом к созданию «палатки» стала голодовка фермера Трофимова, протест которого носил неполитический характер: фермер требовал прекратить покушения со стороны местных властей на полученную им землю. Акция длилась около двадцати дней и завершилась победой Трофимова. Однако палатка, в которой он провел большую часть этого времени, осталась на месте – в ней, среди разнообразных лозунгов и другой наглядной агитации, практически круглосуточно находились представители наиболее радикальной части местных «демократов». Ими же на площади рядом с палаткой был заложен камень с табличкой: «Здесь будет памятник жертвам политических репрессий». Памятник так и не был открыт.

1991 – 1993 гг.

В начале весны 1991 года «Палатка свободы» была заменена на металлический киоск, в котором продавалась оппозиционная пресса, появилась «доска гласности». Сам факт существования возможности прийти к «палатке», пообщаться с единомышленниками и даже помитинговать по существу превратил пикет в предохранительный клапан, снижающий вероятность новых массовых выступлений (такие выступления во многом возникают по причинам психологического характера, пикет же превратился во вполне функциональный инструмент психотерапии).

15 апреля 1991 г. в помещении саратовского драмтеатра состоялось массовое собрание членов партии «Демократическая Россия», в котором приняли участие около 850 человек – депутаты Советов, представители рабочих, интеллигенции, кооператоры. Участники собрания обсудили вопрос «О ситуации в стране, городе Саратове и задачах «Демроссии»», наметили программу первоочередных политических мер: развёртывание массовой агитационной работы по избранию Б.Н. Ельцина Президентом России, добиться вывода партийных комитетов с предприятий, внедриться на радио, телевидение, в областную газету «Коммунист» для разъяснения позиции партии, усилить влияние на рабочих, поддержать бастовавших шахтёров и др.

Представители демократических сил Саратова в условиях роста цен и политической и экономической нестабильности в стране призывали к неповиновению коммунистическим властям, проведению забастовок и митингов, организовывали политические акции сопротивления, проводили сбор средств в помощь бастовавшим шахтёрам.

Проходило организационное укрепление низовых структур «Демроссии». В Саратове на производственном объединении «Нитрон», ГПЗ-3, заводе зуборезных станков были образованы ячейки «Демократической России», численностью от 15 до 25 человек, активизировались попытки создать забастовочные комитеты. Низовые организации «Демроссии» функционировали на производственных объединениях «Корпус», им. С. Орджоникидзе, электроагрегатном заводе, заводе «Серп и Молот», приборомеханическом заводе, СКБ сейсмических приборов, политехническом институте, Институте ВНИИстатинформации. Консолидация демократических сил проходила в Энгельсе на производственном объединении «Химволокно», заводах ЖБИ-6, топливных фильтров, в Марксе – на заводе «Родон». Ячейки «Демократической России» по территориальному принципу сформировались в Балаково, Ртищево, Вольске.

В мае 1991 г. в Саратове были образованы Комитет общественных движений (КОД) и её руководящий орган – Дума, предпринявшие попытку объединить на платформе антикоммунизма немногочисленные группы сторонников Народно-трудового Союза (НТС), Демократического союза, анархо-синдикалистов. Однако подобные попытка объединения разнородных политических сил не увенчалась успехом.

В августе 1991 года у «палатки свободы» состоялся первый из стихийных митингов протеста против ГКЧП. Это было днем 19 августа. Собравшихся было не более полутораста человек. Вечером 19 августа состоялся второй митинг, на этот раз у здания института ВНИПИинформБУТЭК, в котором состоялось заседание КС областной «ДемРоссии». Здесь было, по оценкам, до двухсот человек. Акция была также стихийной – без какого-либо предварительного оповещения, начавшись, когда после заседания КС его члены вышли к собравшимися на улице активистам демдвижения, проходила уже в темноте.

20 августа 1991 года на главной площади Саратова состоялся митинг в поддержку Б.Н. Ельцина и против ГКЧП с требованиями отставки председателя исполкома Агапова, председателя телерадиокомитета Зотова и главреда газеты «Коммунист» Зорина с числом участников до тысячи человек, организованный демократическими депутатами горсовета. На нем с яркой речью против путчистов выступил председатель горсовета В.Г. Головачев.

22 августа 1991 года на чрезвычайной сессии горсовета путч был осуждён, поддержан Б.Н. Ельцин и создана комиссия по расследованию деятельности должностных лиц в период 19-21 августа 1991 г. В.П. Кондрашов заменил на здании горсовета красный флаг на триколор.

25 августа 1991 года на той же площади состоялся «митинг победы», организованный ДПР. По численности участников он уступал только митингу 11 февраля 1990 года – собралось до пяти тысяч человек. Звучали речи победителей. Член ДС Денис Дельцов призвал демонтировать стоящий на площади памятник В.И. Ленину (что не встретило поддержки), а завершив выступление, схватил заготовленные соратниками кисть и ведро краски и, с помощью тех же соратников забравшись на постамент, покрыл его антикоммунистическими надписями. Надписи незамедлительно принялись стирать присутствовавшие на площади пожилые люди. Между ними и дээсовцами чуть не началась потасовка, и вмешавшаяся милиция довольно долго разводила их в стороны. Этот митинг стал последним демократическим массовым мероприятием, собравшим более двух-трех сотен человек.

В январе 1992 года прошла массовая акция, организованная СДПР в поддержку либерализации цен. Однако ораторы, одобрявшие «начало реальных рыночных реформ», оказались не поддержаны аудиторией. В стоящих на трибуне полетели снежки, и митинг почти мгновенно завершился.

23 февраля 1992 года прошел первый митинг под красными знаменами, затем мероприятия в дни праздников советского периода (1 и 9 мая, 7 ноября, 23 февраля) стали традиционными.

1 октября 1992 года прошел «антиваучерный» митинг организованный Объединенным фронтом патриотических сил (ОФПС). Ораторы квалифицировали приватизацию как «гнусный обман» и «продажу народа империалистам». Секретарем Заводского райкома РКРП Рябовым была зачитана вслух подробная инструкция, как надо бороться с приватизацией, подготовленная, по его словам, «двумя настоящими коммунистами – кандидатами наук». По инструкции, ваучеры следует получать, но никуда не вкладывать; на предприятиях (колхозах, совхозах, учреждениях) создавать советы или комитеты рабочих (крестьян, служащих, специалистов), регистрировать их как общественные организации и сопротивляться изменению формы собственности предприятия (колхоза, совхоза, учреждения) доступными средствами, вплоть до забастовки; ваучеры работников предприятия (колхоза, совхоза, учреждения) регистрировать в названном совете или комитете. Акция, собравшая около трехсот человек (примерно четверть составляли молодые люди), проходила на фоне лозунга «Ваучер – путевка нашему поколению в Могилевскую губернию».

28 марта 1993 года, в связи с телеобращением Б.Н. Ельцина о введении им особого порядка управления страной, коммунисты объединенными силами КПРФ, РКРП и ВКПБ провели пикетирование органов представительной и законодательной власти (районных, городских и областных), а на главной площади состоялись одновременно три митинга: организованный «ДемРоссией» в поддержку президента (собралось до трех тысяч человек) и два в поддержку ВС РФ – коммунистов (более двух тысяч участников) и патриотов, объединившихся в Комитет защиты конституционного строя (несколько сот человек). Демократы митинговали под триколорами, коммунисты под красными знаменами, патриоты – под черно-желтыми.

Массовая активность в связи с событиями 21 сентября – 4 октября 1993 года была гораздо ниже. Сторонники ВС образовали нечто вроде постоянно действующего пикета на главной площади; 4 октября здесь состоялся небольшой (до трехсот человек) стихийный митинг, затем переместившийся в конференц-зал горсовета. Сторонники президента провели 4 октября митинг на охраняемой территории Саратовского телерадиоцентра (по заранее составленным спискам милицией были пропущены до ста пятидесяти человек).

В октябре 1993 года прошла голодовка депутата Саратовского областного совета народных депутатов Г.В. Ахтырко против роспуска облсовета (Постановление губернатора Белых).

В январе 1994 года состоялся митинг в поддержку газеты «Саратов», выход которой был прерван с 30 декабря 1993 года. Редакция газеты, учрежденной в 1990 году горсоветом, после роспуска последнего хотела стать просто «городской газетой», однако городская администрация (по тогдашним указам президента – «наследница» Совета во всех правах) не желала отпустить издание «на волю». Издательство «Слово» сначала отказалось печатать очередные номера, а затем заблокировало сотрудникам доступ в редакционные помещения (находящиеся в здании издательства). На митинге журналисты излагали свое видение конфликта, читатели и подписчики требовали возобновления издания своей газеты (и отставки мэра города). Однако выходить газета стала только в конце января как издание администрации – и с новым редактором.

Митинг в Саратове 4 октября 2013 года

20 лет спустя

4 октября 2013 года состоялось шествие по улицам города Саратова и траурный митинг у памятника Н.Г. Чернышевского, посвященные 20-й годовщине расстрела Верховного Совета РФ. Колонна с зажженными свечами и баннером «Мы все помним. Не простим!» прошла от памятника борцам Революции 1917 года. Колонну возглавляли депутат ГД ФС РФ, первый секретарь Саратовского обкома КПРФ О.Н. Алимова и депутат Саратовской областной Думы С.Н. Афанасьев.

Траурный митинг начался с минуты молчания по жертвам «Черного октября». После чего выступающие, среди которых присутствовали очевидцы этих трагических событий, дали свою оценку произошедшему в октябре 1993 года.

По окончании митинга состоялся показ кинофильма «1993.Осень».

Хронику событий составил А.Г. Свешников, в 1991 – 1993 гг. заведующий отделом информации газеты Саратовского городского совета народных депутатов «Саратов»


Продолжение Темы

Для школьной кухни покровительство чиновников – нездоровая среда

После смены поваров дети попадают в больницы с отравлением

Валерий РАКИТЯНСКИЙ

По официальным сводкам, массовое отравление в василеостровской гимназии № 642 «Земля и Вселенная» охватывает 7 младшеклассников. Хотя родительские чаты и СМИ сообщают почти о 40 детях, которые слегли с признаками кишечной инфекции и даже не пришли на занятия. Учеников школы № 642 кормит с ноября прошлого года государственное предприятие АО «КСП Красносельского района». Предприятие подотчетно главе Управления социального питания Петербурга Алексею Барабанщикову и принимает на обслуживание все больше школ. При этом множатся недовольные отзывы и происшествия с детьми.

Младшеклассникам не поздоровилось

30-31 марта у всех заболевших одинаковые симптомы: рвота, температура, расстройство кишечника. В больницу отправили трех пострадавших, одного ребенка впоследствии выписали. Диагноз – гастроэнтерит. По сведениям издания «Фонтанка.ру», заболели и не пришли на уроки 22 второклассника и 15 первоклассников.

По информации Роспотребнадзора, было проведено медицинское освидетельствование контактных детей и персонала гимназии, в том числе работников пищеблока, установлено медицинское наблюдение за контактными лицами. В то же время Глава Управления социального питания Петербурга СПб Алексей Барабанщиков сообщил журналистам, что ждет дополнительную информацию о результатах проверок, которые провели санитарная служба и прокуратура.

Как известно, организатор питания в большинстве школ Васильевского острова сменился в ноябре прошлого года. Именно при новом главе УСП СПб Барабанщикове предприятие добилось грандиозных успехов в получении госзаказов на школьное питание, приняв «на кормление» школы в Пушкинском, Василеостровском и Адмиралтейском районах и продолжая экспансию.

Не удивительно, что у частных предприятий, конкурентов госкомбината, со второй половины 2020 года не только начались трудности с доступом к госзаказу, но и пошла лавина проверок.

«Ухудшилось качество еды»

Таким образом, реформа школьного питания свелась к попытке создать монополию в этой отрасли. Вместо отдельных конкурсов по школам Смольный стал укрупнять лоты и раздул их до масштаба районов, с суммами в 200 миллионов рублей и более, что отсекало частные комбинаты от участия в торгах на поставки школьных обедов. Государственное АО «КСП Красносельского района» стало побеждать без соперничества.

Вмешавшись, антимонопольная служба сказала такой комбинации «стоп» и аннулировала в декабре 2020 года результаты очередных укрупненных торгов. Но «КСП Красносельского района» не смирился и судится с УФАС СПб.

В итоге от реформы школьного питания комбинат «КСП Красносельского района» изрядно окреп, чего не скажешь о детях. Хотя идеологи реформы обещали лучшее меню и экономию для родителей, но пока, очевидно, выходит наоборот. Как сообщает канал РТР, в школе № 642 первые жалобы появились еще осенью прошлого года. А когда в гимназии «Земля и Вселенная» сменили комбинат питания, дети стали отказываться от обедов.

Матери школьников: «Мой ребенок ничего не ест, потому что невкусно», «Теперь у ребенка время от времени возникают боли в животе», «Не особо нравится, как кормят детей, не очень вкусно, дети не едят». «Резко ухудшилось качество еды. Зачастую полдник состоял только из бутерброда, а кашу готовили на воде. В результате дети просто перестали есть в школе».

Не удивительно, что с конца осени многие родители предпочитали собирать детям еду из дома вместо посещения столовой. Возможно, это уберегло часть ребят, вспышка инфекции не скосила полторы сотни учеников, как это было ранее в одной из школ Кронштадта.

Напомним, в январе василеостровцы сообщали о признаках кишечной инфекции у детей в гимназии № 586. Медпомощь понадобилась троим. Родители писали об этом в классных чатах и просили Роспотребнадзор проверить организатора питания, «КСП Красносельского района».

18 декабря в лицее № 410 один из учащихся снял на видео йогурт с плесенью, который получил в буфете. Продуктами их обеспечивает тот же комбинат.

Свои люди – сочтемся

Вопреки имеющимся фактам, гендиректор АО «Комбинат социального питания Красносельского района» Ростислав Савинов отрицает санитарные нарушения: «Комбинат в своей деятельности строго соблюдает требования к качеству продуктов, температурному режиму приготовления пищевой продукции, осуществляет доставку пищевой продукции специализированным транспортом с соблюдением температурного режима хранения», – цитирует комментарий главы комбината «Фонтанка.ру».

В то же время анализ документов позволяет сделать вывод, что глава УСП СПб Барабанщиков официально входит в состав руководства комбината. То есть чиновники тесно связаны с комбинатом «КСП Красносельского района», заинтересованные должностные лица проверяют сами себя. Это не может не настораживать. Не случайно чиновники УСП СПб и связанные с ними эксперты выгораживают госкомбинат, пытаются замять произошедшее в 642-й гимназии. На интернет-форумах обращают внимание, что информационные каналы, оказывающие поддержку Управлению социального питания, с большим рвением защищают подрядчика.

Стоит напомнить и такой факт, имевший место в октябре, когда этот госкомбинат собирался вырвать столовые у конкурентов, вопили про «массовое отравление» в 15-ой василеостровской школе. Там один ребенок с гастроэнтеритом был. Частному комбинату питания до сих пор припоминают это «массовое», хотя он мог быть непричастен. А теперь утверждают, что четверо заболевших – это не массовое отравление. «Это другое», «ничего страшного».

«КСП Красносельского района», расширивший в прошлом году сферу влияния, не ограничивает свои аппетиты завоеванными районами и претендует также на Калининский, Приморский, Фрунзенский районы. Но когда производственные мощности предприятия не могут успеть за его расширением, рост числа заказов только увеличивает число недовольных и вероятность ЧП. Этот взрывной количественный рост усугубляется изменившимся качеством контроля. Для школьной кухни покровительство чиновников – нездоровая среда.

https://courier-media.com/articles/peterburgskuyu_shkolu_toshnit_ot_reformy_pitaniya-122203.html